Ксения Ползикова-Рубец

Привет, друзья! Сегодняшний пост не совсем обычный. Всё дело в том, что я пишу его в рамках акции «Не прервётся связь поколений» , посвященной 75-летию Победы в Великой Отечественной войне. Об этой акции я узнала от своей учительницы русского языка и литературы, и сразу решила принять участие в этом мероприятии. Сегодня я расскажу об одной книге, задевшей меня за живое и оставившей неизгладимый след в душе. Таких книг, конечно, намного больше, и я буду рассказывать о них весь май (следите за обновлениями), но именно эта книга пришлась очень кстати сейчас, в момент, когда весь привычный для нас мир и уклад стали молниеносно меняться. Возможно, вы уже догадались, что мой отзыв посвящен книге Ксении Владимировны Ползиковой-Рубец «Они учились в Ленинграде».

Моё знакомство с ней было совершенно случайным. Помню, как в очередной раз я стала жаловаться всем вокруг на то, как мне тяжело учиться дома из-за карантина, как хочется играть с соседскими детишками на улице, кататься на велосипеде, ходить в Планетарий на занятия, видеться с близкими и приглашать друзей в гости. Я чувствовала себя очень подавленной из-за того, что не стало моего привычного мира и всё теперь не так, как раньше. И тут мама предложила мне прочесть дневник учительницы о том, как школьники учились в блокадном Ленинграде. Сначала я отнеслась к этой идее с недоверием, но с каждой строкой, с каждой страницей я всё больше и больше проникалась этим ужасом, болью и понимала: мои «страдания» не идут ни в какое сравнение с тем, что пришлось перенести детям военной поры. Закрыв книгу на последней странице, я твёрдо решила, что впредь никто не услышит моего нытья о том, как мне сложно…

О чём эта книга? Для меня — о бесконечном мужестве, героизме ленинградцев — взрослых и детей. Когда 8 сентября вокруг Ленинграда замкнулось кольцо блокады, в городе оказались заперты более двухсот тысяч школьников. Жителям не хватало воды, еды, не было света, дров, теплой одежды, но вопреки всему в конце октября в Ленинграде открылись 39 школ! «Они учились в Ленинграде» — это книга, основанная на личном дневнике Ксении Владимировны Ползиковой-Рубец, учительницы, которая преподавала историю в ленинградской «школе со львами» (№239) рядом с Исаакиевским собором, в знаменитом особняке Лобанова-Ростовцева, где «с подъятой лапой, как живые, Стоят два льва сторожевые…». Когда началась война, ей было 55 лет. Дневник помогает представить ту чудовищную обстановку, когда выживание — это подвиг, а учёба и обучение в условиях блокады — подвиг вдвойне.

Действие книги начинается еще до войны: выпускной бал, вручение аттестатов, гулянье на Неве до рассвета («священная для ленинградских школ традиция»), красивейший город, наивные мечты подростков о будущем… И вдруг — война!

Вот как описывает автор свои чувства в первые дни войны. Мне казалось, я физически ощущаю пустоту дома, звенящую тишину, её боль и тревогу за близких:

21 июня: «Война! Трудно передать особую тревогу, силу ненависти к врагу и чувство огромной ответственности перед Родиной. Все должны быть на высоте в этот ответственный момент. Сейчас и учителя держат строгий экзамен — кого они вырастили и воспитали? Будет ли хорошим бойцом мечтатель и музыкант Боря (сын учительницы. — Л. Б.)? Как встретит известие о войне рассудительный Юра? Будет больно, если он, такой вдумчивый и глубокий, не поймёт всего.

Дома тишина пустой квартиры. Все куда-то исчезли. Быть одной немыслимо. Хочется видеть близких людей, говорить с ними…»

Начало учебного года — октябрь 1941 года. Первый учебный день начался с линейки. Ксения Владимировна долго думала, с каких же слов начать ей занятия и произнесла перед учениками такую речь:

«Мы начинаем занятия в необыкновенной обстановке: страна наша ведет тяжелую, упорную войну с сильным врагом; город наш окружен со всех сторон огромным числом фашистских дивизий; он стал фронтом. В такой обстановке не приходилось учиться ни одному поколению русских школьников.

В самом факте, что вы сегодня начинаете учиться, смелый вызов врагу.

«Город в блокаде, город окружен врагами, а мы выполняем свой долг и садимся за книги», — говорите вы всему миру. Мужественные дети растут в Советской стране. Они учатся в городе, который бомбят, обстреливают из пушек и лишают продовольствия».

Началась учёба. Было так холодно, что детям приходилось сидеть в варежках и пальто. Лишь у счастливчиков были валенки. Учителя тоже не раздевались. Ребята не могли готовить уроки дома (не было света), в классе делать записи тоже не всегда удавалось, так как замерзали чернила, а от холода не сгибались пальцы.

Занятия учеников начальной школы в бомбоубежище, 1941 год
Занятия учеников начальной школы в бомбоубежище, 1941 год. ©Государственный музей истории Санкт-Петербурга

Часто во время урока раздавался вой сирен, предупреждавший об артобстреле или очередной бомбёжке. Ученики быстро спускались в бомбоубежище, где продолжались уроки. Учителя были вынуждены поменять методику преподавания и содержание уроков, которые длились по 20 — 25 минут — ослабевшие дети и учителя больше не выдерживали. Занятия велись только по основным предметам, всё заучивалось прямо в школе, а учебный план был сильно сокращен. У каждого учителя было заготовлено по два плана урока — для занятия в классе и на случай работы в бомбоубежище. Если приходилось долго сидеть в бомбоубежище, то читали газеты, читали сказки, читали политинформацию.

«К урокам готовлюсь по-новому. Ничего лишнего, скупой ясный рассказ. Детям трудно готовить уроки дома; значит, нужно помочь выучить их в классе. Не ведем никаких записей в тетрадях: это тяжело. Но рассказывать надо интересно. Ох, как это надо! У детей столько тяжелого на душе, столько тревог, что слушать тусклую речь они не будут. И показать им, как тебе трудно, тоже нельзя»

Мне много раз встречалось выражение, что самое суровое испытание для человека — это испытание голодом, голодом сильным и продолжительным, когда человек от отчаяния может терять человеческий облик. Я до конца, признаюсь, не понимала этого, и мне с трудом удавалось представить, как можно умереть от голода. Лишь читая о войне, о блокаде, начинаешь ценить мирное небо, хлеб, близких, своих учителей… Ксения Владимировна рассказывает в своем дневнике, что в школе кормили два раза чем-то наподобие супа. Многие дети тайком пытались слить суп в баночку, чтобы отнести умирающим родителям, брату или сестре. Но это запрещалось, и учителя строго следили, чтобы дети ели суп сами. А еще она упоминает, как было противно есть кошку, но выбора не было, настолько отчаянное положение было в городе.

«У Наташи по алгебре в журнале стоит «плохо». Мария Матвеевна, очень старый педагог, опухшая от холода и голода, говорит:

— Я не понимаю, что с Наташей?

Вызываю девочку в коридор.

— Почему ты не приготовила урока по алгебре?

— Ксения Владимировна, я исправлю. Я отвечала, как в полусне: под утро умерла моя сестра… Ей было семнадцать лет…

Наташа плачет. Я не могу говорить ей слов утешенья. Тут они бесполезны. Но мне хочется, чтобы она поняла, что я не могу остаться равнодушной к ее горю, и вместе с тем хочу чтобы она его пережила. Мы должны быть сильными. Кладу ей руку на плечо и говорю:

— Безусловно, исправишь. Скажешь преподавателю, когда сможешь ответить.

Мария Матвеевна, узнав о смерти Наташиной сестры, терзается:

— Я сама так плохо себя чувствовала в тот день, что не догадалась узнать, почему она не могла решить простой задачи.

Меня поразило описание занятий, педсовета, атмосферы в школе, внешний вид ребят и учителей (их заостренные носы, сероватый цвет лица, ввалившиеся глаза). Мне казалось, что я явственно вижу с каждым днем пустеющие классы — голодная смерть уносила всё новые и новые жизни детей, учителей. Удивительно, что, даже ведя уроки, учителя вязали тёплые вещи для фронта. А еще они вместе с учениками сажали капусту, заготавливали дрова, наводили порядок в классах.

Ксения Владимировна вела свой дневник о школе и учениках всю блокаду. Читаешь, и тебя охватывает ужас: сначала в классах было по 30 человек, потом всё меньше и меньше, голод выкашивал людей. Потом уже было по 5-7 человек в классах. Но самое поразительное то, что хороших и отличных отметок было намного больше посредственных. Как же ребята справлялись с нечеловеческими тяготами и умудрялись хорошо учиться?

После тяжелой зимы 41-го, весной 42-го ситуация понемногу начала улучшаться. Стало капельку лучше питание, настроение, а уроки стали иногда проводить в скверах под свежей зеленью цветущих деревьев. В июне учительница делает запись о том, что их школа «выпустила в жизнь 26 юношей и девушек». Это ли не героизм и подвиг?

Урок в блокадном Ленинграде. 1941 год
Преподаватель А. И. Боконовец ведет урок естествознания в 7 классе школы № 239 Октябрьского района. Апрель 1942 г. Автор съемки А. Рослик. ©ЦГАКФФД СПб

Я должна признать, что порой мне было так больно читать книгу, что я начинала плакать. Я пыталась понять, каково было детям, учителям, да и всем горожанам жить, работать, учиться в условиях города-фронта, каково это, когда ты бежишь по городу, а он сотрясается от обстрелов, каково это, когда ты видишь горы трупов на улице, твой близкий медленно и мучительно умирает от голода, превращаясь в скелет, а друга на твоих глазах разрывает бомбой, да и для тебя любая минута может стать последней… Я постоянно задавала себе вопрос: «А я смогла бы так?». Читать о блокаде всегда больно и страшно, но я убеждена, что это делать необходимо, особенно в дни Великой Победы.

13 октября: «Ленинградцы, и прежде всего ленинградские женщины, могут гордиться тем, что в условиях блокады они сохранили детей. И самый великий подвиг школьников Ленинграда в том, что они учились. Да, они учились, несмотря ни на что, а вместе и рядом с ними навеки сохранится в истории обороны города мужественный облик ленинградского учителя. Они стоят одни других — учителя и ученики. И те и другие из мёрзлых квартир, сквозь стужу и снежные заносы, шли иногда километров за 5–6, а то и 10, в такие же мёрзлые, оледеневшие классы, и одни учили, а другие учились.»

Я уверена: благодаря этой книге вы сможете узнать не только о том, как, чему и в каких условиях учились дети в блокадном Ленинграде, но и «пропитаться» мужеством её героев и автора, что в периоды страшных бед, эпидемий, катаклизмов может дать силу не падать духом и вопреки всему строить планы на будущее. К сожалению, её уже сложно где-либо купить, так как она была опубликована в 1948 году, поэтому предлагаю скачать её с моего сайта по этой ссылке.

Если вы читали эту или другие книги о Великой Отечественной войне, пожалуйста, поделитесь своим впечатлением в комментариях к этому посту. Можете посоветовать мне свои любимые, я обязательно прочту и напишу о них здесь.

С праздником Великой Победы! Вечная память павшим в боях! Слава победителям!